lk
Rus Eng
База данных
и аналитика

российского
современного
искусства
59.14
USD
69.47
EUR
Rus Eng
14 Декабря 2017

«В будущее смотрю с оптимизмом: Музей Пушкина полон детей»

7 Декабря 2017
«В будущее смотрю с оптимизмом: Музей Пушкина полон детей»
Директор Московского дома поэта Евгений Богатырев — о юбилейных достижениях, новых экспонатах и возвращении читателей к литературе
В уходящем году Государственный музей А.С. Пушкина (Московский дом Пушкина) отметил 60-летний юбилей. Корреспондент «Известий» побеседовал с директором музея Евгением Богатыревым. 
— В 1957-м музей Пушкина создавался практически без единого экспоната, теперь в его коллекции — более 176 тыс. единиц хранения. Как чаще бывало — вы находили новые предметы или они вас?

— Треть экспонатов мы получили в дар. Узнав, что в Москве создается Пушкинский музей, к нам практически каждый день стали приносить уникальные предметы, которые сегодня являются гордостью нашей экспозиции и музейного фонда России. Я думаю, что любовь к Пушкину и большое желание москвичей иметь музей, рассказывающий о жизни и творчестве великого русского поэта, создали своеобразное чудо света. За очень короткий срок, с 1957-го по 1961-й, мы смогли собрать свою первую пушкинскую экспозицию... 

— Чем из последних поступлений вы гордитесь?

— Благодаря поддержке департамента культуры Москвы в коллекции нашего музея появился ценнейший альбом с рисунками и гравюрами начала XIX века из семьи князей Белосельских-Белозерских. Он заключен в сафьяновую обложку и состоит из 209 листов, на которых 94 произведения: 80 оригинальных рисунков в различных техниках, семь коллажей, пять гравюр и два силуэта.

Среди рисунков — семь подписных работ Жана-Франсуа Тома де Томона, один рисунок пером Арман-Шарля Караффа, 12 рисунков детей князя, пять из которых выполнены княжной Зинаидой, будущей княгиней Волконской.

Эта реликвия пушкинского времени чудом сохранилась в одной из российских семей. Значительный массив архива Белосельских-Белозерских хранится в Хоутонской библиотеке Гарвардского университета, так что попавший к нам альбом представляет исключительное историко-культурное, художественное и мемориальное значение.

— В 1997 году старинная дворянская усадьба Хрущевых-Селезневых (главный музейный комплекс на Пречистенке) пережила масштабную реконструкцию, результаты которой неоднозначно восприняло профессиональное сообщество. Как повлияло «второе рождение» музея на его становление?

Усадьба Хрущевых-Селезневых до реставрации
Фото: ТАСС/Петр Клепиков

— Музей просто стал другим. Я хорошо помню в том числе критические мнения многих очень авторитетных людей, которые не до конца понимали, зачем нужно такое большое здание для музея Пушкина. Сегодня мы стали современнее и, что называется, соразмернее музейно-культурному центру. Тем самым предвосхитили музейный бум, когда люди начали возвращаться в музей.

Период осознания того, что в реконструируемом пространстве нужно работать по-новому, завершился быстро. Мы поняли, что все помещения усадьбы требуется соответствующим образом наполнить, одухотворить и сделать привлекательными для современных посетителей. И не ошиблись: музей начал динамично развиваться в разных направлениях, стали появляться масштабные проекты, пополняться фонды, формироваться тематические коллекции, появились собственные реставрационные мастерские. Каждый следующий год у нас результативнее предыдущего.

— Среди основных задач музея — популяризация творчества Пушкина. Как изменилось восприятие личности поэта, по вашему мнению?

—Можно ответить на этот вопрос с пессимизмом, основанным на тревоге, что люди стали мало читать. А можно с оптимизмом, ведь наш музей полон детей: от 60 до 70% наших посетителей — это школьники. Наблюдая за ними, я уверен, что они откроют книги, прочтут сочинения Пушкина, вернутся к тому, что им рассказали в музее.

К нам также приходит молодежь, родители с детьми, люди старшего поколения. Так что, мне кажется, Александр Сергеевич не отдалился от читателей, а находится рядом с ними. Наряду с выставками мы проводим и детские программы, реализуем театрально-музейные проекты, ведь наша миссия, кроме рассказа о конкретных писателях, — вернуть посетителей к традиции чтения. 

Если говорить о главных стратегических составляющих, то это, конечно, подготовка к открытию дома-музея Тургенева (филиал Музея Пушкина, сейчас на реставрации. — «Известия») в Москве. Надеюсь, что это случится к 200-летнему юбилею писателя во второй половине следующего года.

Дом-музей И.С. Тургенева на Остоженке в Москве


Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

— В последнее время часто обсуждается виртуализация музейных пространств. Какие опыты использования новых форм стали удачными в вашей практике, а какие вызвали сомнения и, может быть, опасения?

— Думаю, нужно всегда помнить о подлинных экспонатах, даже используя новые средства. Люди приходят к нам, чтобы посмотреть на конкретный предмет и узнать что-то через него. Все средства хороши, чтобы дополнить экспонат, рассказать о нем. Но когда предметный ряд уходит и остается суррогат в виде электронного показа, то теряется смысл экспозиции. Мы стараемся представлять вещи так, чтобы никто не остался равнодушным. Вводя в экспозицию те или иные мультимедийные формы, хотим, чтобы они не мешали предметному ряду.

— Юбилей вы ознаменовали только что завершившимся выставочным проектом «Нащокинский домик» — путешествие из Петербурга в Москву». Почему эта мемориальная реликвия — миниатюрная копия московского дома ближайшего друга Пушкина Павла Воиновича Нащокина — так редко добирается до столицы?

Выставочный проект «Нащокинский домик» — путешествие из Петербурга в Москву» в Государственном музее А. С. Пушкина в Москве
Фото: РИА Новости/Кирилл Клинников

— Со Всероссийским музеем Пушкина в Санкт-Петербурге, где она хранится, у нас сложились многолетние доверительные отношения. Но в любых музеях всё делается шаг за шагом. 

Реликвия эта действительно ценнейшая и довольно хрупкая. Хранители уникального предмета поверили нам, что он прекрасно доедет, не изменит сохранности, достойно предстанет на выставке в столице. Монтировала его, кстати, наш друг и коллега, хранительница многих пушкинских предметов Елена Валентиновна Старинкова, специально приехавшая в Москву.

Следующая новость
Названием выставки, посвященной столетию Октябрьской революции, стала пророческая фраза Велимира Хлебникова, которой он в опубликованном в 1912 году сборнике-манифесте футуристов «Пощечина общественному вкусу» завершил стихотворение в виде таблицы, где были обозначены годы разрушения, завоевания или гибели государств: «Испания 711 Египет 672 Россия 1237… Некто 1917». Выставка, открытая до 14 января 2018 года, включает почти 150 экспонатов, из которых 117 — станковые картины, созданные в 1917 году или связанные с этим годом. Экспозиция выстроена по разделам. «Артгид» записал экскурсию сокуратора выставки Ирины Вакар: зрителю предстоит остановиться около десяти ключевых картин и в эпилоге — у последней, одиннадцатой, предвосхищающей «другую», «новую» историю.
Текст: Ирина Вакар
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, выполните вход