lk
Rus Eng
База данных
и аналитика

российского
современного
искусства
59.14
USD
69.47
EUR
Rus Eng
14 Декабря 2017

Рынок современного искусства в 2017 году: финансовый потенциал

27 Ноября 2017
Портал Artprice выпустил ежегодный отчет о состоянии рынка современного искусства. Отчет базируется на результатах аукционов, касается живописи, графики, скульптуры, фотографий, видеоработ и инсталляций и охватывает период с 1 июля 2016 по 30 июня 2017 года. Все указанные цены включают премию покупателя. Современными художниками авторы отчета считают художников, родившихся после 1945 года. «Артгид» внимательно изучил отчет и делится с читателями самыми интересными фактами. Текст: Ольга Гурова

«Механизм самоусиления» рынка современного искусства

По мнению авторов обзора, современное искусство — самый оживленный сегмент арт-рынка, прежде всего потому, что на него направлено основное внимание и каждая работа обладает огромным финансовым потенциалом. Оно затрагивает не только общественные интересы, но и интересы корпоративных фондов, спонсоров, кураторов, журналистов — всех, кто покупает искусство, пишет о нем и его финансирует. Все это создает «механизм самоусиления», влияющий на рынок современного искусства, — изменения цен на нем могут быть быстрее и значительнее, чем в любом другом сегменте арт-рынка. Ярким примером может служить аукционная судьба сделанной в единственном экземпляре фотоработы Вольфганга Тильманса Gillian & Christopher (1993): в октябре 2015 года она была продана за $50 тыс. на лондонском аукционе Christie’s, а уже в мае 2017-го ушла за $150 тыс. на нью-йоркских торгах Sotheby’s. Между этими двумя продажами Тильманс присоединился к художникам галереи David Zwirner и провел две большие ретроспективы — в Тейт Модерн и Фонде Бейелера.

Значительным событием на рынке современного искусства стали рекордные $110,5 млн, заплаченные 18 мая 2017 года японским миллиардером Юсаку Маэдзавой на нью-йоркском аукционе Sotheby’s за картину Жан-Мишеля Баскиа «Без названия» (1982). Это тем более впечатляет, что год назад рекорд работы Баскиа, также приобретенной Маэдзавой, составлял $57,3 млн. Результаты публичных аукционов ясно показывают, что транзакции ускоряются и становятся все более глобальными. Современное искусство ломает традиционные правила, регулирующие рынок искусства, который становится все более прозрачным, ликвидным и эффективным.


Жан-Мишель Баскиа. Без названия. 1982. © The Estate of Jean-Michel Basquiat / ADAGP, Paris / ARS. Продано на Sotheby’s,Нью-Йорк,18 мая 2017 за $110,5 млн

Восстановленный рост

Новый рост продаж современного искусства, после некоторого падения, начался в первой половине 2017 года, когда глобальный аукционный оборот вырос на 14%. За период с июля 2016 по конец июня 2017 года аукционный оборот в сегменте современного искусства составил $1,58 млрд, что на 3,2% больше, чем в предыдущем году. В то же время количество проданных лотов сократилось на 2%. Процент непроданных лотов остался стабильным и составил 41%. Увеличение оборота при меньшем количестве транзакций означает рост цен на предлагаемые работы. Средняя цена на произведение современного искусства выросла за год с $26 160 до $27 600.

В пропорциональном отношении крупнейшим сегментом арт-рынка остается искусство модернизма, хотя рыночная доля современного искусства, растущая более высокими темпами, чем послевоенное искусство, увеличивается: в 2000 году на современное искусство приходилось 3% мирового аукционного арт-рынка, а 17 лет спустя уже 15%. Теперь современное искусство уже не маргинальный и хрупкий сегмент арт-рынка, а один из главных его локомотивов.

Основная торговля современным искусством сосредоточена в четырех крупнейших центрах — на Нью-Йорк, Лондон, Гонконг и Пекин приходится 83% мировых аукционных продаж, хотя только 20% проданных лотов фактически остаются в указанных городах. Эта концентрация продаж современного искусства вынуждает коллекционеров конкурировать друг с другом больше, чем на любых других рынках. Интересно, что азиатской столицей современного искусства является Гонконг, в то время как Пекин остается основным рынком традиционного китайского искусства.

Назначение в 2015 году бизнесмена Теда Смита исполнительным директором Sotheby’s инициировало длительный процесс реорганизации арт-рынка. Зацикленные на бесконечной гонке за аукционными рекордами и постоянном расширении крупные аукционные дома ныне стремятся к большей стабильности и эффективности. Переориентация на средний сегмент рынка и улучшение управления рисками позволили консолидировать нестабильные балансы. В уходящем году лидером на аукционном рынке современного искусства был дом Sotheby’s (1978 проданных лотов, выручка $541 653 155), за ним следуют Christie’s (2271 проданный лот, выручка $421 349 302), Phillips (1753 проданных лота, выручка $191 400 871), Poly International и China Guardian.

Знаком изменения стратегии аукционного дома Christie’s стало закрытие отделений в Лондоне (Южный Кенсингтон) и Амстердаме, которые в 2016 году принесли лишь $38 млн и $27 млн соответственно. Еще одним важным шагом стало объединение летних и осенних торгов «Послевоенное и современное искусство» Christie’s (в этом году объединенные торги прошли в октябре). Между тем Phillips — аукционный дом номер 3 для современного искусства — продолжает расширение. В ноябре 2016 года были проведены первые торги в Гонконге. В мае 2017 года там прошли еще двое торгов, одни из которых были полностью посвящены теме «Уорхол в Китае».


Цзэн Фаньчжи. Из серии «Маска 1996», № 6. 1996. Холст, масло. Продано на Poly, Гонконг, 3 апреля 2017 года за $13,5 млн. © Poly

Решение Christie’s перенести торги современным искусством на осень стало единственной причиной сокращения лондонского оборота в первой половине 2017 года на $47 млн, то есть фактически на 12%. Ожидается, что эти потери будут компенсированы во втором полугодии. Временное падение выручки в Великобритании позволило Китаю выйти на второе место на рынке современного искусства с $370 млн. В то же время и Великобритания, и Китай все больше отстают от США. Оборот современного искусства на Манхэттене, на который приходится 95% общего оборота США, вырос на 19%, а в целом оборот в США составил $690 млн, что намного опережает результаты любой другой страны мира и составляет 43,8% мирового рыночного оборота в этом сегменте. Это также проявляется и в результатах продаж основных современных художников. В топ-10 аукционного рынка лидирует Жан-Мишель Баскиа, за ним следуют Питер Дойг и Кристофер Вул. Тем не менее, в списке топ-500 самых продаваемых современных художников оказались 162 китайца, 139 европейцев и 97 американцев. Единственным китайцем в топ-10 стал Цзэн Фаньчжи.



Немецкая арт-сцена

В мировом списке топ-500 самых продаваемых художников вслед за китайцами (32%), американцами (19%) и британцами (8%) идут немецкие художники (6%), что является огромным успехом представителей этой страны. В топ-100 таких художников оказалось девять: Ансельм Кифер (12-е место), Альберт Элен (13), Гюнтер Фёрг (24), Томас Шютте (16), Мартин Киппенбергер (34), Нео Раух (50), Вольфганг Тильманс (38), Томас Штрут (82) и Розмари Трокель (62). Наиболее удачным прошедший год стал для Ансельма Кифера с его большой ретроспективой в Центре Помпиду и восемью аукционными результатами, превышающими $1 млн. Привлекает внимание значительный рост цен на работы Розмари Трокель, Гюнтера Фёрга и Томаса Шютте. Но самый значительный рост цен наблюдался на работы Альберта Элена и Вольфганга Тильманса, которые по этому показателю являются лидерами среди немецких художников. И если рост цен на работы Элена еще можно частично отнести за счет «эффекта Гагосяна», то результаты Вольфганга Тильманса стали следствием его эффектных ретроспектив в Тейт Модерн и Фонде Бейелера, а также выставки в галерее Давида Цвирнера. В 2017 году работы Тильманса установили семь беспрецедентных аукционных рекордов, включая $784 тыс. за монументальную фотоработу «Пловец № 84», проданную 29 июня на Phillips в Лондоне. Еще один пример того, насколько важно для художника сотрудничество с популярной галереей — аукционные успехи Катарины Гроссе: после выставки в галерее Гагосяна в январе — марте 2017 года ее абстракции установили сразу несколько аукционных рекордов.


Вольфганг Тильманс. Пловец № 84. С-принт. Продано за Phillips, Лондон, 29 июня 2017 за £605 тыс. ($784 тыс.). © Phillips

Интерес к африканским художникам

Еще одним растущим субсегментом рынка современного искусства стали работы художников африканского происхождения. Ими все чаще интересуются музеи и частные коллекционеры, а аукционные дома организуют продажи, ориентированные на этот перспективный субсегмент. Одним из факторов, способствовавших появлению художников из Африки, стало проведение крупных выставок (особенно во Франции), получивших хорошее освещение в мировых СМИ. Такие выставки как Beauté Congo в фонде Cartier (2015) или Art / Afrique в фонде Louis Vuitton (2017) продемонстрировали необычайное разнообразие творчества африканских художников и увеличили их популярность. С другой стороны, современным искусством Африки заинтересовались коммерческие институции, такие как ярмарка Art Paris, посвятившая свою выставку 2017 года Африке. Центром рынка современного искусства Африки остается Париж, где за последний год впечатляюще выросли цены на произведения 61-летнего конголезского художника Шери Самба, который занял пятое место в рейтинге художников африканского происхождения, вслед за Нджидикой Акуниили Кросби, Уильямом Кентриджем, Марлен Дюма и Жюли Мерету. Еще одним важным центром продаж африканского искусства является Лондон: после первого аукциона современного африканского искусства, организованного Bonhams, аналогичные торги провел Sotheby’s — они прошли 16 мая 2017 года и собрали $3,6 млн. Аукцион представил во всем блеске Йинку Шонибаре, Ирму Стерн, Кадера Аттиа и Эля Анацуи, остающегося единственным африканским художником, который достиг международного признания, не покидая африканского континента. Все другие известные африканские художники в течение многих лет живут в Европе или США: Марлен Дюма переехала из Южной Африки в Нидерланды в 1976 году, родившаяся в Эфиопии Жюли Мерету в семилетнем возрасте оказалась в США и в 30 лет переехала в Нью-Йорк, кениец Вонгечи Муту перебрался в Бруклин. Современное африканское искусство представляет собой рынок, претерпевающий множество изменений и потому представляющий интерес для коллекционеров. Множество молодых художников, таких, как анголец Франсиско Видал, конголезцы Стив Бандома или Моке, еще не известны на американском рынке, но уже пользуются спросом во Франции. Цены на их работы быстро растут — например, цены на произведения бенинского художника Ромуальда Хазуме выросли в два раза менее чем за 10 месяцев. В рамках этого тренда лучший аукционный дебют года и лучший аукционный результат для африканских художников показала нигерийка Нджидика Акуниили Кросби.


Нджидика Акуниили Кросби. Я отказываюсь быть невидимой. 2010. Бумага, акрил, уголь, чернила. Продано на Christie’s, Нью-Йорк, 17 мая 2017 за $2,65 млн. © Christie’s Images

Популярность уличного искусства

Уличное искусство становится одним из самых динамичных субсегментов рынка современного искусства. Хорошее представление о популярности художника дает количество проданных на аукционе лотов, и в топ-10 художников по этому показателю мы видим сразу четырех уличных художников — Кита Харинга, Шепарда Фейри, Бэнкси и KAWS. 

Яркое и привлекательное для СМИ уличное искусство притягивает все больше коллекционеров. Уличные художники приспособились к миру коммерческого искусства, а этот мир приспособился к ним. Результатом стал растущий спрос на работы всего нового поколения уличных художников — бразильских граффитчиков OSGEMEOS, американцев KAWS и Барри Макги; Шепард Фейри удвоил свой аукционный оборот с момента участия в предвыборной кампании Барака Обамы в 2012 году. Лидеры мирового арт-рынка Жан-Мишель Баскиа и Кит Харинг до того, как их работы стали востребованы крупнейшими коллекциями, были граффитчиками в нью-йоркском метро.


Действительно, не может быть никакого обсуждения уличного искусства без упоминания умершего в 27 лет Жан-Мишеля Баскиа, который создал около 800 картин и 1500 рисунков, ныне являющихся самыми востребованными на рынке современного искусства. Когда спрос превышает предложение, единственное, что определяет уровень цен, — желание самых богатых коллекционеров платить за работы заоблачные цены. Западные музеи и общественные собрания больше не могут себе позволить покупку работ Баскиа. Это относится и к Музею современного искусства, Нью-Йорк, который не успел приобрести работы Баскиа до взлета цен, и теперь это один из самых серьезных пробелов в его коллекции. Ныне произведения Баскиа оказываются в частных коллекциях, таких как собрание японского бизнесмена Юсаку Маэдзавы, которое будет экспонироваться в его частном музее в Чиба. 18 мая 2017 года он сотворил сенсацию в мире искусства, заплатив за работу Баскиа $110,5 млн. Эта картина «Без названия» (1982) появлялась на торгах в 1984 году и была тогда куплена за $20,9 тыс. Таким образом, стоимость работы за прошедшие 33 года увеличилась в 5300 раз. Теперь в клубе художников, чьи работы на аукционах превысили $100 млн, семеро — Пикассо, Модильяни, Бэкон, Джакометти, Мунк, Уорхол и Баскиа — единственный современный художник в этом клубе. В настоящее время Баскиа возглавляет список самых успешных в рыночном отношении современных художников с годовым оборотом $313,5 млн.

Еще одним художником, способствовавшим популярности уличного искусства, стал Бэнкси, чья карьера открыла новую главу в истории искусства десять лет назад. Появление Бэнкси позволило уличному искусству завоевать популярность и стать одним из новых прибыльных сегментов арт-рынка. После пика рыночной популярности в 2008 году цены на работы Бэнкси подверглись коррекции, многие из его работ продолжают терять рыночную стоимость. Однако, хотя бэнксимания и идет на убыль, художник по-прежнему привлекает внимание мировых СМИ. Он продает большое количество принтов, что обеспечивает поддержание его популярности. В 2017 году KAWS почти догнал Бэнкси, заняв с годовым оборотом $6,2 млн, выросшим за последние два года в два раза, 35-е место в мировом рыночном рейтинге современных художников. Работы уличных художников чаще всего представлены на торгах современным искусством, однако французские аукционные дома Artcurial, Tajan, Aguttes и Leclere стали проводить специализированные торги уличным искусством. Лидером в этом сегменте рынка является Artcurial, в октябре 2016 года отметивший 10-ю годовщину начала специализированных торгов проведением первого подобного аукциона в Гонконге. На торгах был представлен лот самого заметного ныне уличного художника JR, победителя премии TED, поддерживаемого галереей Emmanuel Perrotin. JR за последнее время был представлен в Тейт Модерн, на Венецианской биеннале, в Амстердамском музее фотографии и на фестивале фотографии Rencontres d’Arles. В целом уличное искусство является сильной тенденцией в мировом коллекционировании.

К гендерному равенству на рынке искусства

На рынке современного искусства, безусловно, доминируют мужчины, составляя 86% из топ-500 самых продаваемых художников. Однако если мы посмотрим на художников, родившихся после 1980 года, то увидим, что здесь доля мужчин сокращается до 69%. Итак, рынок медленно движется к гендерному паритету, хотя пока сохраняется существенный дисбаланс.

Тридцать лет назад группа Guerrilla Girls публично осудила вопиющее гендерное неравенство в музейных собраниях задав вопрос: «Должна ли женщина быть голой, чтобы попасть в музей Метрополитен?», заостряя внимание на том, что женщины представлены в музеях как обнаженная натура, а не как творцы. Результатом такого положения вещей была маргинализация женщин на арт-рынке, выражавшаяся в огромном разрыве стоимости работ мужчин и женщин. Проведенное в 2015 году куратором Морой Райли исследование показало, что только четверть ретроспектив, организованных Тейт Модерн, представляет женщин. С тех пор важнейшие музеи пытаются исправить этот дисбаланс, организуя крупные выставки женщин-художников. «Золотой лев» Венецианской биеннале 2017 года за вклад в искусство был вручен Кароли Шниман, в октябре 2017 года в MoMA PS1 открылась первая ретроспектива Шниман в США. Цены на работы некоторых женщин-художников вполне сравнимы с мужскими: в рейтинге топ-500 Нджидика Акуниили Кросби, Сесили Браун, Синди Шерман, Марлен Дюма, Розмари Трокель, Кристин Ай Тью и Жюли Мерету показывают семизначные суммы. Особенно впечатляющий аукционный успех продемонстрировала Сесили Браун: цены на ее работы с 2000 года возросли на 456%. И с аукционным оборотом в $7,39 млн в год она обогнала Синди Шерман в аукционном рейтинге современных художников.

Однако между ценами на работы мужчин и женщин продолжает существовать значительный разрыв. Чтобы сгладить это положение, некоторые музеи и галереи начали организовывать исключительно «женские» выставки, что, по замыслу, должно исправить дисбаланс и создать рынок для представленных художниц. Однако сами женщины-художники не хотят, чтобы их идентифицировали исключительно по половому признаку: это неизбежно приведет к другой форме сексизма, ведь женщина должна получить признание на арт-рынке не потому, что она женщина, а потому, что она хороший художник.


Сесили Браун. The Girl Who Had Everything. 1998. Холст, масло. Продано на Sothey’s, Лондон, 28 июня 2017 за £1,86 млн ($2,4 млн). © Sotheby’s

Финансовая привлекательность современного искусства

Великолепная финансовая операция с картиной Жан-Мишеля Баскиа, купленной 8 мая 1984 года за $20,9 тыс и проданной за $110,5 млн 33 года спустя, иллюстрирует огромный финансовый потенциал рынка современного искусства. В финансовом выражении первоначальные инвестиции в эту картину дали годовой темп роста +29,6% на треть столетия, тогда как индекс S&P 500 дал на аналогичный период темп роста +6,5% . Конечно, рост за эти годы был нелинейным, и аукционные результаты многих других современных художников совсем не такие впечатляющие. Инвестирование в современное искусство требует анализа не только доходности инвестиций, но и ценовой волатильности и рыночной ликвидности работ. Цены на современное искусство развиваются по гораздо более неровной траектории, чем цены на работы за другие художественные периоды. Периоды энтузиазма коллекционеров сменяются периодами колебаний. Однако в последние месяцы сегмент современного искусства доказал, что является основным стимулятором всего арт-рынка: в то время как в остальных сегментах доминируют стабильные изменения, современное искусство восстановило свой динамизм и жизнеспособность. Работы, созданные современными художниками и проданные в 2016/2017 году, дали средний годовой доход +7,6% за 8-летний период. При этом отмечается так называемый, «эффект шедевра», когда доходность более дорогих работ превосходит доходность остальной части рынка (лоты, проданные дороже $50 тыс., составляющие 6% общего объема транзакций). Отметим также, что средний период между продажами более дорогих работ значительно короче, чем для более дешевых работ, что говорит об их большей ликвидности. «Эффект шедевра» наиболее заметен у крупных художников. В период с января 2000 по июль 2017 года работы на холсте Жан-Мишеля Баскиа принесли общую доходность +1000%, тогда как его графика показала доходность +560%, а принты всего +4%.

В целом, представляемые аукционистами эстимейты учитывают общий рост цен на современное искусство. Тем не менее, всего лишь один из пяти лотов фактически продается по цене выше первоначальной оценки. Так что в действительности эстимейты очень оптимистичны, поскольку примерно две трети всех лотов продаются по цене ниже эстимейта или вообще не продаются.

Отличной иллюстрацией изменения цен на современное искусство является картина «Разлагающаяся плоть» (1991) британского художника Гленна Брауна. Созданная еще во время учебы художника в Голдсмитс-колледже, картина была первоначально приобретена Чарльзом Саатчи, включившим ее в свою выставку Young British Artists V в 1995 году. В феврале 2001 года картина была продана за $33 тыс. в лондонскую Коллекцию Крэнфорд, где она находилась в течение 16 лет и выставлялась в экспозиции. По мере роста художественной репутации и стоимости работ Гленна Брауна, росла и оценка картины на арт-рынке. В 2016 году Коллекция Крэнфорд выставила картину на аукцион Christie’s, и это принесло ей сумму, в десять раз превышающую первоначальную. В то же время рынок может быть и «недружелюбным», а ценность работ внезапно упасть. В 2014 году на вторичном рынке появилось несколько картин молодого художника Кристиана Розы (р. 1982), собравших в общей сложности $1 млн, однако, несмотря на выставку в лондонской галерее White Cube, в следующем году цены на картины художника упали на 50%.


Гленн Браун. Разлагающаяся плоть. 1991. Холст, масло. Продано на Christie’s, Лондон, 6 октября 2016, за £269 тыс. © Christie’s Images

Это явление касается не только молодых художников, пользующихся внезапной, но мимолетной популярностью. Многие выдающиеся художники, такие как Розмари Трокель, Вик Мунис или Джо Брэдли, имеют долю непроданных лотов (за исключением принтов) выше 40%. Это незначительные работы, которые трудно перепродать. Еще одним примером является звезда галерей Gagosian и Sadie Coles Урс Фишер, 60% работ которого, оцениваемых ниже $100 тыс., остаются непроданными, тогда как все работы, оцененные выше $1 млн, были проданы за последние 12 месяцев.

Заключение

Структура рынка современного искусства стала эффективной за последние 17 лет, но чтобы обеспечить доходность от перепродажи современного искусства, вам все равно придется учитывать ликвидность каждого отдельного художника, его или ее годовой объем продаж и, конечно, географическое распределение рынка его работ. В целом, современное искусство представляет собой конкурентную альтернативную инвестицию на финансовом рынке, который с 2007 года так полностью и не восстановился. Как и в случае с фондовыми рынками, чтобы добиться прироста капитала на рынке современного искусства, вы должны следить за новостями о художниках, работы которых есть в вашей коллекции. Фактически, как и на рынке акций, цены зависят прежде всего от информации, потому что информация является основным фактором «создания стоимости» во всех смыслах этого термина.


Полностью с докладом можно ознакомиться здесь.
Следующая новость
Пошаговая инструкция по налогообложению, перевозке и хранению картины
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, выполните вход