lk
Rus Eng
База данных
и аналитика

российского
современного
искусства
66.88
USD
76.18
EUR
Rus Eng
20 Августа 2018

«Чтоб художник получал как средний москвич, мне нужно продавать на €2600 в месяц»

11 Февраля 2018
В галерее «Фрагмент» идет выставка Алексея Мартинса «Формы тепла»
Текст: Сергей Гущин

Владелец галереи «Фрагмент» ( стенд галереи признан лучшим на ярмарке Cosmoscow в сентябре 2017 года) о том, что нужно художнику и его галеристу для успеха на рынке.

2017-й, первый год существования моей галереи Fragment, был интересным: мы реализовали 8 выставочных проектов, первый раз приняли участие в Московской ярмарке современного искусства Cosmoscow и получили приз за лучший стенд по версии экспертного совета. Дальше — больше: наш художник Алексей Мартинс, выставку которого мы открыли победил в конкурс современного искусства Ruinart Art Patronat, а другой художник галереи — Илья Федотов-Федоров получил гранта в Голландии и сможет реализовать свой проект в рамках резиденции при поддержке «Фонда Врумана» при академии Ван Эйка в Маастрихте. С Ильей Федотовым-Федоровым мы будем участвовать в ярмарке SP-arte в Сан-Паулу и станем первой российской галереей, оказавшейся на этом мероприятии. Среди участников — «голубые фишки» мирового арт-рынка, галереи David Zwirner, Marian Goodman, White Cube. В Сан-Паулу с 1951 года проводится международная биеннале искусства, вторая по возрасту после Венецианской.

 

Я думал, что открыть галерею современного искусства — задача не из легких. Все в один голос твердят, что рынка нет, что покупателей нет, профессия «художник» — не профессия, галереи — это убыточное дело и неработающий бизнес. Но оказалось, что можно существовать и доказывать обратное, хотя, безусловно, когда твоей галерее чуть больше года, то рассуждать про серьезный бизнес еще рано. За этот год в галерею вложено 60% собственных средства, а 40% инвестировано с выручки. Средняя цена на работу  — €2000, больше всего покупали живопись и графику. Как молодой галерист, я делаю ставку на молодых художников: с ними интереснее, но и опаснее — неизвестно куда заведет их творческий путь, — но тут мы рискуем вместе. Для справки — молодой художник, это тот, кому еще нет 35-и. А средний возраст художников моей галереи  — 28 лет.

Работа с художником — это большой совместный труд, как ни высокопарно это звучит. Тут задача галериста — строить карьеру своих подопечных, не просто делать выставки, а заниматься их планомерным развитием: взаимодействовать с музеями и фондами, искать гранты и разного рода резиденции, институализировать художника, продвигать по всем возможным фронтам. Есть четкий алгоритм того, что надо делать, и они не мной придуманы. Тут очень простая формула: чем больше у художника выставок, чем престижнее коллекции, в которых находятся его работы, чем важнее призы и гранты, которые он получал, тем выше цена его работ, тем больше можно заработать и галеристу. Главное — суметь продать. Так что на ближайший год я вижу две главные задачи: первая — это продвижение художников, а вторая — формирование базы коллекционеров. Это две параллельные задачи, которыми надо заниматься одновременно. Средняя цена на работу молодого художника €1-3 000, тут все зависит от формата, носителя, тиражности работ, и, безусловно, послужного списка художника. Обычно художник получает 50% с проданной работы, но единицы живут исключительно за счет своей художественной практики, в моей галерее такой один из шести художников,  остальным художникам приходится работать еще где-то. Простая арифметика: если взять среднюю зарплату москвича — согласно Мосгорстату, она составляет 91 815 рублей, это чуть больше €1300 — то при стандартном раскладе, когда художник получает 50% от стоимости проданной работы, галерее надо продавать в месяц на €2600, то есть нужно найти 12-15 разных коллекционеров в год, готовых покупать картины или объекты художника. А если галерея занимается десятком художников, то количество коллекционеров или их арт-аппетиты должны вырасти на порядок, чтобы художники получали хотя бы среднюю зарплату по Москве.

Такого количества коллекционеров у нас в стране нет, и выхода тут два: растить новых собирателей, но это игра в долгую и именно на долгосрочные перспективы стоит рассчитывать изначально, а также выходить на международный рынок, участвовать в международных ярмарках и строить художникам международную карьеру. С первым мы как раз начинаем справляться: результаты первой ярмарки показали, что обычно искусство у нас в галерее покупают люди от 25 до 35 лет, готовые потратить не больше €2-3 0000, большинство из них только начинает интересоваться искусством и покупает работы себе домой. Может, через несколько лет они превратятся в заядлых коллекционеров и будут уже оперировать большими суммами. Со вторым: пока мы делаем первые шаги и в апреле после ярмарки SP-Arte можно сказать, насколько они удачные.

Но есть еще одно «но», помимо продаж и работы с художниками, галерее, как и любой культурной институции, просто необходимо работать с аудиторией, привлекать новых людей, используя всевозможные каналы коммуникации, например на мой блог в Instagram, где я пишу про современное искусство, подписано больше 100 000 человек, сейчас мы активно развиваем телеграм-канал ArtFragment, планируем запускать серию образовательных курсов и сайт. Разговаривать с людьми, объясняя им, что кроется за словами «современное искусство», что оно вовсе не такое непонятное и далекое, как кажется на первый взгляд. Страх неизвестного — самый серьезный барьер перед входом в музей/галерею/куда угодно. Мы помогаем этот страх разрушить.

Следующая новость
История искусства в фотографиях из Instagram
Текст: Светлана Янкина
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, выполните вход