lk
Rus Eng
База данных
и аналитика

российского
современного
искусства
66.25
USD
78.08
EUR
Rus Eng
25 Сентября 2018

Культура на страже демографии

27 Апреля 2018
Ректор Московского государственного института культуры Арсений Миронов — о социальной отдаче музеев и долговременном планировании

В России появится новый закон о культуре. Разработчики законопроекта спорят о главном: можно ли наконец поставить перед системой учреждений культуры задачу — оказывать измеримое влияние на социально-демографическую ситуацию в стране?

Давно известно: люди, занимающиеся хоровым пением или резьбой по дереву, реже совершают преступления. В депрессивных поселках Вологодской области до нуля снижалась подростковая преступность — после того, как детей в ходе эксперимента массово привлекали к традиционной народной культуре. В Западной Европе диалог недружелюбных диаспор удавалось налаживать на базе локальных культурных проектов. Научно доказано: памятники, концерты, фольклорные фестивали и даже аппликации из макарон могут работать на здоровье нации.

Проблема заключается в измеримости и предсказуемости результата. Никто не знает, какой именно культурный проект надо запустить в регионе, чтобы пусть немного, но гарантированно снизить число самоубийств. Или разводов. Как при помощи театра, библиотеки и казачьего хора разрядить межнациональную напряженность. Как серией культурных событий повлиять на динамику социально-демографических показателей в Териберке, Белгороде или Калининграде.

Действующий закон о культуре не обязывает чиновников об этом задумываться. Потому что до сих пор целевые индикаторы министерских планов деятельности, федеральных и региональных программ развития культуры выглядят примерно так: «В 2017 году провести 10 фестивалей, а в 2018-м — на пять фестивалей больше».

Чиновникам удобнее отчитываться цифрами — количеством проведенных мероприятий. Но если глава государства поставил задачу сбережения народа, то теперь контрольные показатели эффективности господдержки культуры придется устанавливать с прицелом на социальную отдачу.

Такой коперниканский переворот в культурной политике означает, что федеральный центр сможет указывать регионам на их социально-демографические проблемы. И требовать корректирующего воздействия при помощи культурных мероприятий.

В этом случае мэр Москвы или Питера сможет нацелить городские музеи и парки на мероприятия, способствующие, в частности, культурной адаптации мигрантов. Калининградская область займется сохранением памяти о победах русского оружия в Восточной Пруссии и гениальных открытиях Иммануила Канта, бывшего в свое время подданным российской короны. А формулировка целевого индикатора для Ивановской или Тверской области тоже будет звучать по-новому. Например: снижение показателей алкоголизма к 2025 году на 10%.

При этом будет уже не важно, сколько чиновники провели фестивалей. Главное — полезная социально-демографическая «работа» культуры. К сожалению, такое планирование возможно только в долговременной перспективе. К тому же реальный вклад культурных мероприятий «потонет» в лавине других факторов. Закрытие одного крупного завода может свести на нет многолетние усилия местного ТЮЗа, краеведческого музея и этнокультурного центра, вместе взятых.

Поэтому об эффективности государственной культурной политики лучше судить не «в лоб», а по результатам социологических опросов. Нужно оценивать не динамику статистических данных, но динамику образа жизни людей.

Каждая модель досугового поведения человека имеет собственный ценностный код. Какие-то модели досуга связаны с традиционными гуманитарными ценностями, свойственными нашей культуре. Другие форматы досуговой деятельности основаны на ценностях иных локальных цивилизаций. Эти ценности зачастую органично вписываются в русскую ментальность, в российскую картину мира (не зря Достоевский подмечал «всемирную отзывчивость» русской души). Но иногда привносимые извне модели поведения противоречат нашим ценностям и приводят к ухудшению демографических параметров.

Отцы перестали ходить с сыновьями на подледную рыбалку? Хиреют детские кружки робототехники? Распался последний народный хор? Занятия по фэншую вытесняют любительский театр? Вся эта информация имеет немалую ценность. Наблюдая за динамикой образа жизни в конкретных регионах страны, можно и нужно предсказывать изменения социально-демографических параметров в этих регионах. И — что самое главное — планировать корректирующие культурные мероприятия, нацеленные на мягкое продвижение социально предпочтительных форм досуга наших соотечественников.

Российские институты культуры призваны в кратчайшее время освоить эти технологии социокультурной деятельности. Иначе они так и будут производить живой наполнитель для ростовых кукол и «заводных» аниматоров западного типа. Или же культпросветработников советского образца, отпугивающих молодежь приторным пафосом и китчевым антуражем.

России понадобятся профессионалы социокультурной деятельности, способные, прибыв на место, диагностировать проблемные форматы досуга для каждой социальной страты. И самостоятельно выработать локальную культурную политику, направленную на улучшение ситуации, используя специфические возможности музея или театра, парка или дома народного творчества.

Поэтому в Московском государственном институте культуры мы открыли новый факультет государственной культурной политики. Там будет много русской литературы, русской истории, русского языка. Еще больше — мастер-классов от профессионалов библиотечного, музейного, архивного, клубного дела. Будем приглашать людей, поднявших в регионах успешные туристские, фольклорные, памятникоохранные проекты. Задача — готовить тех, кто после магистратуры сможет занять место в руководстве государственных учреждений культуры. И будет точно знать, что надо делать.

Но чтобы наши выпускники через шесть лет нашли работу и смогли послужить России, нужно уже сейчас предусмотреть в новом законе о культуре приоритет не количественных, но качественных критериев оценки эффективности госполитики. Критериев, указывающих на динамику ценностей россиян, моделей их досугового поведения.

Только в этом случае чиновники перестанут отчитываться количеством произведенных культурных «услуг», абстрактных культурных благ и займутся продвижением культурных ценностей. И отрасль культуры перестанет быть для государства черной дырой, пожирающей бюджеты без предсказуемой отдачи.

Автор — ректор Московского государственного института культуры

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции





Следующая новость
Как в ситуации, когда «арт-рынка нет», самый крупный частный центр современного искусства Москвы зарабатывает на искусстве
Текст: Яна Жиляева
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, выполните вход